top of page
Поиск
  • livrevillecom

Серж Генсбур и Джейн Биркин "Я тебя люблю... Я тебя тоже нет" Семейная жизнь (Часть 1)


«Я тебя люблю... Я тебя тоже нет»

В 1968 году эта песня стала самым большим скандалом в музыкальном мире.

Несмотря на то, что «Je t’aime… Moi non plus» была написана не для Джейн Биркин, а для Брижит Бардо, именно эта песня сделала дуэт Биркин-Генсбур окончательно знаменитым. Прежняя их популярность не шла ни в какое сравнение с той, что обрушилась на «сладкую парочку» после выхода записи в свет.

«Я чуть не умерла, когда услышала эту песню в исполнении Сержа и Джейн. Но все было в порядке вещей! Я не держу на них зла. Наоборот, злюсь я на себя — за свою трусость, нерешительность» — говорила потом Б. Бардо.


Да, она испугалась. А Джейн – нет. Брат Джейн, Эндрю, рассказывал тогда же о том, как он впервые услышал сингл и какие забавные события ему вспоминались после:

«Серж праздновал первое Рождество с нашей семьей в 1968 году. Джейн принесла демо-записи пластинки, которую они записали вместе, и поставила несколько песен. Позже, когда родители не слышали, она сказала: «Здесь есть еще одна песня, что скажешь о ней?». Так я впервые услышал «Je t'aime... Moi Non Plus». Песня очень мне понравилась, она поразила меня. Она была очень эротичной, но в то же время очень трогательной».

«Помню, как однажды в Париже, еще до официального выхода записи, мы были в ресторане, и Серж попросил официанта поставить демо-запись песни. Летом 1969-м ни Джейн, ни Сержа еще не узнавали на улицах. Мы обедали и песня заиграла. Помню, как мы наблюдали за лицами публики, когда из проигрывателя стали раздаваться стоны. С совершенно невинным видом мы смотрели, как у посетителей отвисали челюсти».


Когда песня прозвучала наконец «для всех», Папа Римский публично выразил свое неодобрение. Во Франции, как и в большинстве европейских стран, песню сначала запретили. Потом разрешили, но только «после 11 ночи».

Генсбур с Биркин смеялись.

В ответ на прозвучавший «с кафедры» укор Генсбур назвал Папу лучшим пиарщиком, потому что сразу после этого выступления понтифика интерес к песне предсказуемо многократно возрос. Вообще ничто не могло остановить тогда этот «гимн любви» — на марше была третья волна сексуальной революции)

Да, «Je t’aime» стала скандалом с большой буквы. Но этим дело не ограничилось. «Скандалом с большой буквы» стала и вся жизнь Биркин с Генсбуром.

И, похоже, это им обоим очень нравилось.

Они нашли друг в друге то, что им было нужно: готовность рисковать, не бояться эпатировать публику. Вместе они снимались в скандальных фильмах, в эротических клипах, делали откровенные — откровеннее не бывает — фотосессии.

Ничто вместе им не было страшно. Ничто кроме них самих не имело значения. Какое-то время.


Они стали друг для друга лекарством от прежних разочарований. Любовь Генсбура позволила Джейн избавиться от комплекса «маленькой, незаметной девочки при знаменитом мужчине», каковой она чувствовала себя в первом своем браке с Джоном Барри. Серж же, в свою очередь, наслаждался рядом с Джейн ее искренностью, живостью. Любовался ее смелостью. Дышал, наконец, рядом с ней свободно. Она первая из женщин тогда не упрекала его за экстравагантные выходки. Она готова была участвовать в них с ним вместе. И участвовала.


Слушатели спрашивали, верно ли, что пара записывала эту песню, действительно занимаясь любовью.

«Ну, что вы, — насмешливо отвечал Генсбур, — будь это так, песня вышла бы значительно длиннее».

«Почему «я тоже нет»? Что это значит, мсье Генсбур?» — спрашивали журналисты практически при каждой встрече с музыкантом.

«Это значит, что я предпочитаю убежать от счастья первым, пока счастье не убежало от меня», - усмехался тот.

Джейн и Генсбур стали самой знаменитой парой в тогдашнем мире шоу-бизнеса. Диск их разошелся тиражом в несколько миллионов. О них говорили, у них брали интервью, приглашали на радио и телевидение, снимали для обложек глянцевых журналов. И следили... бесконечно следили за их жизнью.

Надо сказать, что и Джейн с Сержем ожидания публики вполне оправдывали. Прилюдные скандалы были часты. И они, кажется, были частью «семейной жизни» Генсбура и Биркин, как те ее тогда понимали.

Рассказывают, как однажды в кафе, обнаружив, что Серж роется в ее сумочке, пытаясь найти доказательства измены, Джейн запустила в него пирожным. И бросилась бежать. Серж пришел в ярость (или изобразил ярость — кто знает!) и погнался за ней по бульвару Сен-Жермен.

Тогда она, недолго думая, бросилась в Сену. Ей помогли выбраться и… Они с Сержем под руку смеясь пошли домой.

В первые годы совместной жизни Биркин и Генсбур почти не расставались. Он занимался ее карьерой, она — его внешним обликом.



Он сопротивлялся. Кривил насмешливо губы:«То, что я в 40 лет связался с маленькой дурочкой и строю с ней семью, – уже само по себе смешно. Но то, что ты пытаешься из старого облезлого волка сделать хорошенького котенка, навязав ему на шею дурацких бантиков – совсем уж нелепо».

Конечно, он лукавил. Вы ведь помните, что вопрос собственной внешности его очень даже волновал. Это понимала и Джейн. Именно поэтому она не прекращала попыток. И он… позволял ей это — все с той же ироничной усмешкой на губах.

А потом у них родилась дочь Шарлотта…

(продолжение следует)


13 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Новости об инет-магазине Livreville. Книжный город. Важное.

Дорогие друзья! С момента организации проекта Livreville. Книжный город прошло полтора года. Если точнее – 19 месяцев. Это были крайне непростые месяцы. И они, безусловно, повлияли на то, как развивал

Commentaires


bottom of page