top of page
Поиск
  • livrevillecom

Огород Людовика XIV. Как и где выращивали фрукты и овощи для королевского стола (Часть 1)


Всем известно, что Людовик XIV очень любил вкусно поесть.

При дворе короля числилось огромное количество поваров, которые регулярно изобретали новые блюда и яства, чтобы порадовать его величество. И, понятно, что продукты, из которых изготавливались яства, должны были быть и были исключительно высокого качества. Про дичь и мясные блюда мы поговорим немного позже. А сегодня мне хочется рассказать вам о фруктах и овощах, которые подавались к королевскому столу.

Так вот… И те, и другие в подавляющем большинстве своем выращивались для короля и его приближенных непосредственно в Версале.

Занимался королевским огородом и садами Жан-Батист де Ла Кентини (Jean-Baptiste de La Quintinie) — бывший адвокат из Пуатье.


Жан-Батист де Ла Кентини Сын Вильгельма де Ла Кентини, налогового прокурора, и Франсуазы Моранд, происходившей из семьи известных хирургов, Жан-Батист закончил колледж иезуитов в Пуатье, потом изучал философию и право. Закончив обучение и получив юридическое образование, приехал в Париж, где стал работать адвокатом при суде парламента. И так бы, возможно, и перебирал он всю жизнь бумаги и разбирался с разнообразными исками, если бы в один прекрасный день 1653 года президент Счетной палаты Жан Тамбонно не решил сделать его наставником своего сына Мишеля.

Вот тут у нас будет немного ничем не подтвержденной информации.

Рассказывают, будто вместе с юношей Жан-Батист однажды отправился в Италию, якобы потому, что путешествие по Италии в то время являлось обязательной составляющей образовательного процесса в кругах тамошней аристократии. Говорят, будто он настолько оказался впечатлен тем, как в Италии выращивают фрукты и овощи, что, вернувшись, решил оставить свою прежнюю деятельность и начал изучать науку садоводства. Документального подтверждения тому, что эта поездка действительно состоялась — я не нашла. Но факт остается фактом: однажды Жан-Батист действительно оставил юриспруденцию и занялся садоводством. И первым садом, в котором он имел возможность применить свои новообретенные умения, стал сад того самого Жана Тамбонно.

Какое-то время Ле Кентини проработал в саду у Тамбонно.

Президент Счетной палаты был личностью достаточно популярной. В его салоне появлялись самые разные люди, среди которых были мадемуазель де Монпасье, Великий Конде, Кольбер и многие другие. Так постепенно слава о Жане-Батисте де Ла Кентини достигла ушей Никола Фуке – суперинтенданта Людовика XIV, который в это самое время с воодушевлением занимается строительством своего замка в Во. А позднее — и ушей самого Людовика XIV.

В 1661 году, сразу после ареста Никола Фуке, Людовик «забирает себе» всю собранную суперинтендантом великолепную команду архитекторов — художников — ландшафтных дизайнеров. И Жан-Батист де Ла Кентини оказывается в этой же компании.

Какое-то время он еще занимается садами разных влиятельных людей в государстве — герцога де Монтозье, Великого Конде и мадемуазель де Монпасье. Но в 1667 году Кольбер приглашает его в Версаль. И Жан-Батист де Ла Кентини начинает работать в Версале – в бывшем огороде Людовика XIII. А спустя три года, в 1670 году, Людовик XIV назначает его Директором садов и огородов всех королевских домов.


Все последующие годы Ла Кентини работает не покладая рук. Да не просто работает. Он так увлечен своим новым делом, что ничто не кажется ему недостижимым.

А его величество подбрасывает ему задачки одну сложнее другой.

Людовик XIV вообще очень уважает увлеченных людей. И ему нравится видеть, как «невозможное становится возможным». Поэтому он всю «власть» над своими садами отдает Ла Кентини. А сам с удовольствием наблюдает за тем, как разрастается огород, как появляются в нем новые культуры.

Людовик понимает всю сложность поставленной перед Ла Кентини задачи.

В самом деле… Версаль — место для выращивания садов не слишком подходящее. Местность вокруг болотистая. И архитекторам еще при строительстве дворца приходилось решать множество очень непростых задач. Они продолжают делать это в течение всего времени строительства и обустройства Версаля. Не отстает от них в этом и Ла Кентини.

Он осушает ту территорию, которая будет отведена под сады и огороды и с помощью служивших в Версале швейцарцев организует строительство бассейна (тот так и называется сегодня – Швейцарский бассейн).

С холмов Сатори на место будущих садов и огородов, привозят плодородный грунт. Землю хорошенько унавоживают — в этом Ла Кентини очень «помогают» Малые конюшни, расположенные неподалеку.


Ла Кентини подходит к делу, которым занимается, очень серьезно. Ему мало собирать хорошие урожаи тех культур, которые прекрасно чувствуют себя в этом климате. Его величество желает иметь к столу множество разных экзотических плодов, а Ла Кентини готов сделать все для того, чтобы исполнить желание государя.

Он до мелочей продумывает систему освещения — обогрева — выращивания растений.

До 1685 года теплиц во Франции не было — технологии производства стекла только к упомянутому году вышли на необходимый для строительства теплиц уровень. И все-таки Ла Кентини находит способ сделать так, чтобы фрукты и овощи росли и созревали.

Он организует сады и огород по принципу «комнат». Отделяет одни культуры от других кирпичными стенами таким образом, чтобы те, накапливая днями солнечное тепло, отдавали его растениям ночью.


Под руководством Жюля-Ардуэна Мансара строятся эти самые стены из полого кирпича. Они выглядят необычайно красиво. И одновременно стены эти исключительно функциональны. Тот же Ж-А. Мансар проектирует террасы, на которых будет выращивать свои плоды Ла Кентини. Они прекрасно сработались — архитектор и садовник. Благодаря им Людовик XIV получает то, что считает важным.

Людовик XIV любит инжир — Ла Кентини обеспечивает двор урожаем инжира. Государь желает видеть на столе дыни и арбузы, Жан-Батист Ла Кентини находит способ вырастить их на землях Версаля.

Он изучает труды астрономов — исследует, как фазы Луны влияют на рост растений. Он выписывает себе труды известных садовников. Придумывает массу всего нового в системе мелиорации порученной ему территории.

Ла Кентини обустраивает в огороде «отдельную фиговую рощу (фр. figuerie); специальный сад в углублении, укрытый от зимних осадков, благодаря чему он получал первый урожай инжира уже в середине июня. Также у него были устроены отдельные участки для дынь и арбузов; три огорода для «пряной зелени, огурцов и других зелёных листьев»; и отдельный сад для земляники и вишни. Он культивировал 50 сортов грушевых деревьев и 20 сортов яблок, подаваемых на стол королю, а также 16 различных сортов салата-латук» (Википедия).

«Как почва, так и воздух, регулярно нагреваться могут только благодаря солнечным лучам. Тем не менее, должен заметить, что я был весьма счастлив, когда смог имитировать его для нескольких маленьких плодов: благодаря этому я получил урожай на пять-шесть недель раньше положенного срока, к примеру, земляника созрела в конце марта, горох — в апреле, инжир в июне, спаржа и кочанный салат в декабре и январе…» — пишет Ла Кентини в своей «Инструкции для фруктовых садов и огородов» (дословно)

«la chaleur, tant dans la terre que dans l’air ne peut régulièrement venir que des rayons du soleil. J’ose dire pourtant que j’ai été assez heureux pour l’imiter en petit à l’égard de quelques petits fruits : j’en ai fait mûrir cinq et six semaines devant le temps, par exemple des fraises à la fin mars, des précoces, et des pois en avril, des figues en juin, des asperges et des laitues pommées en décembre, janvier...

La Quintinie, Instruction pour les jardins fruitiers et potagers»


И, действительно, Ла Кентини не просто полновластный хозяин в садах, во многом он — первооткрыватель.


(продолжение следует)

14 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Новости об инет-магазине Livreville. Книжный город. Важное.

Дорогие друзья! С момента организации проекта Livreville. Книжный город прошло полтора года. Если точнее – 19 месяцев. Это были крайне непростые месяцы. И они, безусловно, повлияли на то, как развивал

Comments


bottom of page