top of page
Поиск
  • livrevillecom

Мон-Сен-Мишель. Как аббатство стало тюрьмой


Островные крепости, если и не бывали первоначально предназначены для того, чтобы исполнять роль тюрем, тем не менее довольно часто таковыми становились.

И это понятно. Если крепость неприступна, то она неприступна с обеих сторон: из нее так же невозможно (ну, или крайне трудно) бежать, как и взять ее штурмом извне.

Так что большинство расположенных на островах крепостей раньше или позже превращалось в тюрьмы.

Одной такой знаменитой французской тюрьмой был известный всем благодаря Александру Дюма замок Иф.


Замок Иф


Не избежал этой доли и Мон-Сен-Мишель. И это неудивительно: остров окружен морем – не уплывешь, во время отливов – утонешь в зыбучих песках, в гранитной скале «подкоп» не сделаешь.




Одним из знаменитых арестантов в Мон-Сен-Мишель был кардинал Балю — приближенный Людовика XI, кардинал и министр финансов. А еще, если верить сохранившимся документам, довольно дрянной человек. Поднявшись на самую вершину власти во многом благодаря симпатии, которую испытывал к нему король, Балю проявил себя, мягко говоря, не лучшим образом. Мало того, что он вел распутную жизнь (это, в конце концов, его личное дело), он еще и не умел и не считал необходимым хранить верность — ни друзьям, ни тем, кто помогал ему достичь всего, чего он достиг.




А потому однажды, уличенный в измене, он был арестован и… посажен в клетку, которую, как утверждают, Балю изобрел самолично. Предназначена была клетка для содержания в ней государственных преступников.




Ее на цепях подвешивали к своду так, что при каждом движении узника она начинала раскачиваться.

Примерно вот так:



Так вот легенда гласит, будто в такой клетке площадью менее 1 кв. м, в которой можно было находится практически в одном положении, кардинал Балю провел 11 лет.

Официального подтверждения этому я не нашла, так что предлагаю считать это пока — по крайней мере до того момента, как обнаружится истина, — просто красивой легендой, призванной доказать всем, что справедливость таки существует)

Как бы там ни было, до Великой Французской революции Мон-Сен-Мишель играл роль тюрьмы, скажем… нерегулярно. Время от времени туда отправляли неугодных, чаще всего — молодых дворян, огорчавших государей, как писали тогда в документах, своим «дурным поведением».

А вот начиная с 1790 года, когда монахи покинули монастырь, Мон-Сен-Мишель по-настоящему превратился в тюрьму.

С 1792 по 1799 в камерах монастыря побывало около 300 священников — из тех, что не приняли новую гражданскую Конституцию.

Позднее в этой тюрьме держали неугодных революционным властям «граждан». За время существования тюрьмы, через нее «прошло» более 15 000 заключенных.

«Всего в тюрьме было 20 маленьких камер, в которых заключенные содержались по два или по три человека. Одно время для размещения заключенных использовались другие – более просторные – помещения, в которых создавались общие спальни. Некоторые помещения аббатства были переоборудованы в мастерские, в которых узники «ресоциализировались», плетя корзины, изготавливая шляпы, выполняя другие работы». (цитата взята отсюда)

Между тем другие источники описывают условия содержания гораздо менее «оптимистично». Условия, в которых содержались заключенные, были чудовищными. В особенности сложно приходилось заключенным политическим — что совершенно неудивительно. Что-что — а карать политических оппонентов революционные власти, как показывает история, во все времена и во всех странах умеют одинаково «эффективно».

Тюрьму ликвидировали в 1863 году.

Закрытию ее способствовали передовые писатели того времени, в числе которых был Виктор Гюго.

В 1874 году Мон-Сен-Мишель был признан историческим памятником. Тогда же на острове начались реставрационные работы, руководство которыми было возложено на архитектора Эдуарда-Жюля Корройера (Édouard-Jules Corroyer)


Эдуард-Жюль Корройер


еще об острове Мон-Сен-Мишель можно прочесть тут:

10 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Новости об инет-магазине Livreville. Книжный город. Важное.

Дорогие друзья! С момента организации проекта Livreville. Книжный город прошло полтора года. Если точнее – 19 месяцев. Это были крайне непростые месяцы. И они, безусловно, повлияли на то, как развивал

bottom of page