top of page
Поиск
  • livrevillecom

Людовик XIV: правда или вымысел? (Часть 2)





Наткнулась как-то в инете на дивное:

«Людовик XIV вырос при богатейшем дворе Европы. Он ни в чем не знал недостатка и получил великолепное образование» (неправда!).


Прочитав, долго вдыхала-выдыхала:

Когда? Где? Кто родил это чудовищное вранье и пустословие?

Это ж надо было — в двух предложениях солгать трижды!

И это с учетом того, что большинство инет-источников, как попки, повторяют:

«Людовик был плохо образован, едва умел читать и писать…» — что тоже, разумеется, неправда.


А «богатейший двор Европы» в годы малолетства Людовика XIV выглядел так:


«Cкупость Мазарини … распространялась на все нужды двора, что производило, без сомнения, беспорядки по всему придворному ведомству. Например, если король, выстроивший впоследствии Версаль, нуждался в лишней паре суконного платья или не имел для себя приличной кареты и халата, то дамы, состоявшие в свите Анны Австрийской, не имели во дворце стола и часто вынуждены были голодать. Согласно запискам г-жи Моттвиль, после ужина королевы они без всякого порядка ели оставшиеся кушанья, вытираясь той самой салфеткой, которой королева, поднимаясь из-за стола, вытирала свои руки.


Публичные празднества и представления ко двору устраивались не лучше — гнусное скряжничество кардинала во все впивалось своими когтями. В 1645 году, в день подписания свадебного договора Марии Гонзаго (о ней мы говорили в связи с любовными проделками архиепископа Реймеского), королева принимала в Фонтенбло польских послов. Она дала им богатый ужин или, по крайней мере, таково было ее намерение. Но вечером, пишет г-жа Моттвиль, доложили королеве, что между чинами придворной кухни случился спор по поводу отсутствия за ужином первого блюда. Кроме того, когда одетые в роскошные платья послы выходили из дворца, им пришлось идти до главной лестницы впотьмах. Королева очень сердилась, узнав об этих беспорядках». А. Дюма «Жизнь Людовика XIV»


Понятно, что это – только один отрывок и далеко не все, что можно рассказать о состоянии дел при дворе в годы регентства Анны Австрийской.


Но знание этого, вышенаписанного, позволяет нам понять очень много, совершенного Людовиком позже. В частности, объясняет его отношение к Никола Фуке, талантливому суперинтенданту и блестящему придворному. И несправедливость, которую он совершил по отношению к этому человеку, тоже объясняет. Не оправдывает. Но объясняет.


Попозже мы поговорим об этом тоже) А пока… продолжим знакомиться c Людовиком XIV? ))




Вот, пожалуйста))


Людовик XIV в коронационном одеянии. Автор портрета - Юстус ван Эгмонт (во французском произношении - Жюст д'Эгмо́н)


В это время государством фактически управляет Мазарини. Регентшей является Анна Австрийская. А Людовик XIV ходит в залатанных штанах. И молоденькие горничные смеются над латками на его одежде и простынях.



Его отец, Людовик XIII, скончался 14 мая 1643 года в возрасте 41 года, когда маленькому Луи было 4 года и 8 месяцев. Трон автоматически перешел ему, но, разумеется, управлять государством в столь нежном возрасте было невозможно, поэтому регентом стала его мать, Анна Австрийская. А в действительности управлял делами в королевстве кардинал Мазарини — смазливый и очень неглупый итальянец, внешне, как некоторые утверждают, в то время очень похожий на… Бэкингема))


Правда ли это? Навряд ли.


Утверждение это базируется на исторически достоверном… Ришелье представил Мазарини Анне Австрийской с присущей ему дерзостью:


«Ваше Величество, я уверен, что этот человек понравится Вам: он так похож на герцога Бэкингема!»


Но Ришелье навряд ли имел в виду внешнее сходство. Мазарини был изящным черноглазым брюнетом, Бэкингем же ровно наоборот — крупным, рыжеволосым мужчиной с яркими голубыми глазами.


Похожи эти два — Мазарини и Бэкингем — были внутренне.


Венецианский посланник граф Сагредо о Мазарини еще в 1630 году писал вот что: «Ясновельможный синьор Джулио Мазарини обладает приятной наружностью и хорошо сложен; вежлив, ловок, бесстрастен, неутомим, сметлив, прозорлив, скрытен, умеет молчать, точно так же, как и говорить красно и убедительно; не теряется ни при каких обстоятельствах. Одним словом, он одарен всеми качествами, необходимыми искусному дипломату; первый его дебют на этом поприще обличает мастера своего дела; на светской сцене он, конечно, займет одну из первых ролей».


И, конечно, Ришелье оказался прав, Анне Австрийской Мазарини понравился.


Впрочем, возвращаясь к Людовику… Как бы там ни было, как бы скареден кардинал ни был, Мазарини относился к Людовику хорошо.


И управлял королевством (не без злоупотреблений) в меру возможностей и не самым худшим образом.


Людовик официально короновался в 1654 году, ему тогда было 15 лет. По-настоящему же править Людовик начал в 1661 году, когда Мазарини скончался.


Произошло это так (в художественной обработке):


«Рано утром Людовик, в сопровождении Мориньера, появился в комнате королевы-матери, где всегда заседал Совет.


— Идите за мной, сударь, – сказал он Мориньеру. – Мы хотим, чтобы сегодня, как, впрочем, и всегда с этих пор, вы были рядом.


Зайдя в комнату, приветствовал всех холодно, но учтиво.


Члены совета отметили появление чужака-Мориньера. Не проявили неодобрения. Удивились вежливо – вскинули брови, изумлённо наклонили головы.


Услышав первые слова короля, замерли.


— Мы приняли решение! – сообщил Людовик.


Горделиво окинул взглядом присутствующих – прятал за высокомерием эмоции, проявление которых могло бы погубить так тщательно выстроенную им тактику «захвата власти».


— Отныне, – сказал он, – мы будем лично управлять государством. И делать это станем, полагаясь исключительно на себя.


Едва завершив фразу, молодой король распустил Совет.


Это внезапное, по-военному спланированное, наступление вызвало шок не только у многочисленных подданных короля, многие из которых видели себя на месте покинувшего свой пост премьер-министра. Сама Анна Австрийская долго не могла вымолвить ни слова. Глядела на растерянных придворных, склонявшихся перед нею и молодым государем. Едва заметно кивала, отвечая на их поклоны.


Людовик же с холодной надменностью провожал взглядом выходящих. Он остановил лишь одного – Луи-Анри Ломени де Бриенна, государственного секретаря в ведомстве иностранных дел.


— Господин де Бриенн, – король демонстрировал непреклонность. – Вам поручено уведомить всех иностранных министров о моем решении единолично управлять государством. И я жду, что они сообщат эту новость своим государям.


К концу монаршей речи де Бриенн успел-таки убрать с лица последние остатки замешательства – заменил их на почтительное внимание. Это вызвало лёгкую улыбку удовлетворения у Людовика, который, хоть и сумел великолепно разыграть тщательно подготовленную сцену, всё же волновался, как любой человек, вступивший на новую, непроторённую дорогу.


— Государь, вы удивили всех вашим внезапным появлением, – осторожно произнесла королева-мать, когда за последним придворным тихо закрылась дверь.


Юный монарх с царственным видом прошёлся по комнате.


— Вот как, матушка? – вскинул он брови. – Вы полагаете странным, что король, чьей обязанностью, собственно, и является управление государством, вслух объявляет о намерении следовать этому предназначению?


— Но прежде вы всегда советовались со мной, вашей матерью, до того, как принимали столь важные решения.


— Прежде, матушка, волею судьбы я был сначала сыном, а уж затем королём. Теперь же мы, Людовик, сначала – государь, а уж потом – сын. Любящий сын, впрочем, – подсластил пилюлю молодой король.


Анна Австрийская, принуждённо улыбнувшись, коснулась тонкой рукой жемчужного ожерелья.


— Что ж, государь, мне остаётся надеяться, в таком случае, что вы сумеете найти себе советника столь же бескорыстного, каким до сегодняшнего дня была я.


Оглянулась на Мориньера. Тот выдержал взгляд. Только едва заметное движение головы свидетельствовало о том, что он услышал слова королевы-матери и принял их к сведению.


Смущённый, но не готовый отступить, король упрямо дёрнул головой.


— Отныне, матушка, я склонен руководствоваться в делах собственным мнением. Впрочем, будьте спокойны. Полностью отвергать советы компетентных людей я тоже не намерен.


Он распрощался с королевой-матерью быстрее обычного, словно опасался, что длительная беседа с ней сведёт на нет столь красиво выигранную партию.


Людовик в 1661 году:





Портрет Людовика XIV. Художник Шарль Лебрен


В 1661 году Людовику было 22 года.


(продолжение следует)

15 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Новости об инет-магазине Livreville. Книжный город. Важное.

Дорогие друзья! С момента организации проекта Livreville. Книжный город прошло полтора года. Если точнее – 19 месяцев. Это были крайне непростые месяцы. И они, безусловно, повлияли на то, как развивал

Comments


bottom of page